О текущих вопросах внутрицерковной жизни 

Из Доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2 февраля 2016 года

 

Основной целью Церкви была и остается проповедь Благовестия Христова для приведения людей к Богу и их спасения. В 2009 году Поместный Собор указал, что особое внимание должно быть направлено на «умножение усилий в области миссионерства и всенародного православного просвещения», а также на «просветительское служение, особенно среди детей и молодежи». Эти задачи определили большинство решений Архиерейских Соборов, Священного Синода, Высшего Церковного Совета и лично Патриарха за последние 7 лет. Именно для решения этих задач образуются новые епархии и открываются приходы, увеличивается численность епископата и клира, формируется институт помощников благочинных и настоятелей в различных областях церковной деятельности, реформируются как воскресные школы, так и духовные учебные заведения, ведется диалог с государством и обществом. Вся эта деятельность наполняется смыслом тогда, когда она направлена на единение людей со Христом.

Важной составляющей работы органов высшего церковного управления является последовательное и методическое осуществление принимаемых соборных и синодальных решений, которые, когда это нужно, восполняются новыми. При этом учитываются существующие различия между епархиями, между приходами, между регионами. Сегодня предлагаю обсудить выполнение лишь некоторых из задач, сформулированных Архиерейским Собором 2013 году. Это будет скорее промежуточный отчет, так как работа еще ведется. Окончательные итоги, Богу содействующу, следует подвести на следующем Архиерейском Соборе.

 

В межсоборный период с особым динамизмом получило развитие православное молодежное добровольческое служение, на важность которого обратил внимание Собор 2013 года. Новый этап в церковной работе с молодежью начался в 2014 году при подготовке празднования 700-летия преподобного Сергия Радонежского. Сотни, а затем и тысячи молодых людей сначала объединились для организации торжеств в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, а затем продолжили совместную деятельность в самых разных областях церковной жизни. Сегодня церковное молодежное добровольческое движение развивается не только в Москве, вблизи обители аввы Сергия, но и во многих епархиях, о чем я свидетельствую из опыта своих визитов.Этой теме было уделено значительное внимание на Международном съезде православной молодежи в ноябре 2014 года в Москве, в том числе на моей встрече с более чем 11 000 участников этого съезда.

Особый импульс получило милосердное служение православной молодежи, которое раньше осуществлялось преимущественно силами молодых волонтеров службы «Милосердие» и некоторых епархиальных организаций — за что выражаю им благодарность. Сейчас к социально-благотворительной деятельности присоединяется все большее число церковных молодежных движений. Среди основных направлений православного молодежного добровольчества можно также назвать миссионерскую и культурно-просветительскую деятельность, участие в духовно-нравственном воспитании детей, в пропаганде здорового образа жизни, в сохранении окружающей среды.

Все большая активность православной молодежи связана, в том числе, с введением в благочиниях и на крупных приходах должностей штатных сотрудников по молодежной работе. Приведу пример Москвы, который мне, как правящему архиерею этого города, особенно хорошо известен. Еще несколько лет тому назад мы в принципе не знали, есть ли на приходах Москвы активная молодежь, сколько ее. Сегодня мы можем оценить московский молодежный приходской актив приблизительно в 6000 человек. Речь идет не о тех молодых людях, которые приходят на службы и участвуют в Таинствах, но о тех, которые, помимо участия в богослужебной жизни приходов, также объединяются вокруг помощников настоятелей и с рвением включаются в различную приходскую, епархиальную и общецерковную работу. Знаю, что во многих епархиях ситуация развивается таким же образом. Это важное изменение в церковной жизни стало возможным, в первую очередь, потому, что были созданы новые епархии, а в Москве — викариатства. Считаю необходимым, чтобы каждый архиерей знал не только клириков епархии, но постепенно также познакомился с помощниками благочинных и настоятелей как по молодежной работе, так и по другим сферам деятельности — катехизической, миссионерской, социальной. Уместен и полезен прямой контакт епархиального архиерея с такими сотрудниками.

Важно, чтобы молодежная добровольческая деятельность велась не только на уровне приходов, благочиний и епархий, но и на межъепархиальном уровне, чтобы происходил обмен опытом. Сейчас во всех федеральных округах России, а также в Германии под эгидой Синодального отдела по делам молодежи созданы координационные центры молодежного служения, учреждение которых было одобрено Священным Синодом. Ведется работа по открытию таких центров в других странах канонической ответственности Московского Патриархата и в странах диаспоры, где имеются наши приходы. Подчеркиваю, что эти центры должны осуществлять именно координационные, а не руководящие функции и учитывать канонические нормы, определяющие иерархическое управление епархиями. Прошу председателя Синодального отдела по делам молодежи учитывать это при организации таких центров. Их основная задача состоит в методическом и правовом сопровождении, а также в информационной поддержке инициатив православной молодежи, причем, в первую очередь, тех епархий, возможности которых ограничены, особенно же новообразованных епархий. Через координационные центры лучшие епархиальные молодежные инициативы, программы и проекты обобщаются и рекомендуются для реализации в других епархиях. Центрами проводятся межъепархиальные форумы, летние лагеря, школы, слеты. Получаемые здесь навыки открывают, в том числе, новые возможности для взаимодействия православной молодежи с различными институтами общества. Молодые люди обучаются технологиям, показавшим свою эффективность в некоммерческом секторе, к примеру: основам командной работы, методам использования современных медийных инструментов, принципам составления проектов и привлечения под них финансовых ресурсов из грантовых программ. Навыки описания своих проектов и защиты их перед грантодателем не только открывают возможность получать средства на эти проекты, но также позволяют яснее формулировать для себя цели и задачи, равно как и способы реализации этих задач, а значит качественнее достигать желаемого. И это касается не только молодежной сферы, но также сферы благотворительности, сферы просвещения и образования, многих других направлений.

Следует помнить, что все упомянутые технологии являются лишь инструментами, при использовании которых главное — сохранять живое отношение православной молодежи ко Христу и Его Церкви. Важно уделять православным молодым людям искреннее внимание, встречаться с ними, с любовью обращать к ним пастырское слово. Необходимо помнить, что молодые добровольцы — это не «оловянные солдатики», которых можно куда-то «назначить» или «направить». Православные добровольцы — это люди, которые в свободное время занимаются той деятельностью в Церкви, которая им по сердцу. Для кого-то это — благотворительность, для кого-то — помощь в богослужениях, для кого-то — работа с детьми. Пусть у молодых людей не все и не всегда получается в полной мере. Важно, что молодежь дорожит самой возможностью проявить инициативу, на которую нам следует отвечать благословением и поддержкой, не в последнюю очередь — материальной. Мне недавно довелось сказать на епархиальном собрании города Москвы, что одним из залогов успеха молодежного добровольчества является наше доверие, которое позволит молодым людям с радостью взять на себя ответственность за какую-то часть церковной деятельности и раскрыть свои таланты внутри Церкви. Радует, что сегодня в нашей Церкви достаточное число епископов уделяет внимание непосредственному общению с молодежью.

 

Церковный молодежный актив вырастает, в том числе, из воскресных школ, развитие которых также было предметом заботы Архиерейского Собора 2013 года. Собор одобрил разработанный в 2012 году Стандарт учебно-воспитательной деятельности для воскресных школ и Положение об их деятельности. Эти два документа были составлены Синодальным отделом религиозного образования и катехизации применительно к законодательству Российской Федерации. Полагаю, что опыт их апробации в российских епархиях за истекшие три года может быть использован и в других странах. Считаю полезным проведение обмена опытом в этой сфере с соответствующими структурами Самоуправляемых Церквей, Белорусского Экзархата, Митрополичьих округов.

С 2013 года по 2016 год около 80% от общего числа российских воскресных школ перешли на преподавание в соответствии с принятым стандартом. Стандартизация обнажила проблему подготовки квалифицированных кадров. Эта проблема стоит остро и в настоящее время. В качестве положительного примера её решения можно привести Тамбовскую митрополию, где с момента принятия стандарта организована система подготовки и переподготовки учителей воскресных школ. За три года во взаимодействии с региональным Институтом повышения квалификации было обучено около четырехсот человек.

После перехода большинства воскресных школ на новый стандарт была запущена их аттестация, которая продолжится в 2016 году. По ее итогам будет сформирован общецерковный реестр воскресных школ. Аттестация, проходившая при участии самих воскресных школ, в частности способствовала усилению межшкольного взаимодействия. К примеру, в Нижегородской епархии была создана Ассоциация директоров и педагогов воскресных школ, призванная обеспечить систематический обмен опытом между ее членами. Благодаря этой ассоциации педагоги совместно обсуждают возникающие сложности, находят пути решения проблем.

Архиерейский Собор 2013 года также поручил обеспечить воскресные школы современными учебниками. В связи с этим Синодальный отдел религиозного образования запустил проект по созданию единого учебно-методического комплекса для воскресных школ. В 2015 году Высший Церковный Совет подвел промежуточные итоги осуществления этого проекта, в том числе апробации первых выпущенных пособий. Было решено скорректировать подходы к созданию учебников для воскресных школ, для которых не всегда пригодны существующие методики и подходы, в том числе принятые из опыта светской системы школьного образования. В условиях, когда дети перегружены в среднеобразовательных школах, преподавание в воскресной школе по образцу светской может оттолкнуть детей от Закона Божия. С осени 2015 года Синодальный отдел религиозного образования ведет работу по созданию принципиально новых подходов к обучению детей в воскресных школах. Вносятся изменения в ранее принятые документы. Составляются оригинальная концепция написания учебников, то есть технические задания их авторам, а также примерные программы по каждому предмету. Будут определены новые методики преподавания. В дальнейшем нужно будет продумать систему обучения этим методикам педагогов воскресных школ.

Темой, требующей отдельного изучения, является забота о подростках 12-17 лет. Следует признать, что в этом направлении педагоги воскресных школ нередко двигаются наощупь, и все зависит только от личного таланта учителя воскресной школы, работающего с подростками. Осмысление существующих проблем в этой сфере также сейчас ведется в Синодальном отделе религиозного образования и катехизации.

Пройден важный этап, когда, не имея ранее опыта систематического методического обеспечения воскресных школ, мы не только создали необходимые рамочные документы, но и провели их вдумчивую апробацию и оценили ее итоги. Теперь требуются усилия, чтобы вывести воскресные школы на качественно новый уровень. Это работу следует проводить плавно, спокойно, без потрясений и сломов. Призываю всех епархиальных архиереев включиться в нее, а глав митрополий, где таковые созданы, уделять особое внимание координации развития воскресных школ в пределах своего региона.

 

Направлением деятельности, на которое обращали усиленное внимание и Собор 2011 года, и Собор 2013 года, является продолжающееся реформирование системы духовного образования.

Эта тема стояла на повестке дня почти каждого заседания Высшего Церковного Совета с начала 2013 года по настоящее время. Основной нашей задачей было привести бакалаврское образование в семинариях к единообразию и качественно более высокому уровню. Помимо уже перечисленных мною в докладе на прошлогоднем Архиерейском Совещании документов, в 2015 году был подготовлен рабочей группой под председательством митрополита Волоколамского Илариона и утвержден Священным Синодом единый учебный план бакалавриата. Был также принят целый ряд сопутствующих документов. Всего же за межсоборный период было принято два десятка документов, направленных на улучшение деятельности духовных учебных заведений.

С сентября 2015 года духовные учебные заведения постепенно переходят на упомянутый единый учебный план. Одновременно Учебный комитет совместно с епархиальными архиереями продолжает работу по оптимизации сети духовных учебных заведений:

  • на основе регулярных инспекторских проверок формируется рейтинг духовных учебных заведений;
  • осуществляется контроль исправления нарушений со стороны семинарий, находящихся в нижней рейтинговой группе;
  • принимаются решения по дальнейшей правовой форме реорганизуемых духовных училищ.

Кроме того, в специальной рабочей группе под председательством митрополита Волоколамского Илариона ведется сложная и долговременная работа по подготовке и изданию учебников для семинарий. Попрошу владыку Илариона рассказать о ходе этой работы по завершении моего доклада.

Вторым уровнем высшего духовного образования является магистратура, которая призвана готовить кадры для научно-исследовательской, преподавательской и церковно-административной деятельности.

Наибольшее количество магистрантов сегодня обучаются по традиционным направлениям: церковно-практическому, богословскому, историческому и библейскому. Откликаясь на требования времени, учебные заведения открывают и новые магистерские программы. Приведу несколько примеров:

  • в Московской духовной академии реализуются магистерские программы «Греческая христианская литература», «История церковного искусства», «Русская духовная словесность»;
  • в Сретенской семинарии — программы «Пастырское богословие», «Христианское учение о государстве», «Церковнославянский язык: история и современность»;
  • в Пензенской семинарии — программа «Педагогика русской православной мысли»;
  • в Белгородской и Тобольской семинариях — программы миссионерской направленности;
  • в Нижегородской семинарии — программы по изучению религиозной философии.

Духовным учебным заведениям, получившим право развивать магистерские программы, следует продолжить работу по расширению их спектра, сообразуясь при этом с реальными научными и практическими нуждами Церкви.

Лучшие выпускники магистратуры продолжают свою подготовку в аспирантуре. Процесс реформирования духовных школ затронул и этот уровень образования. В частности, в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых Кирилла и Мефодия формируется корпус нормативных документов, касающихся богословского образования на этом уровне. В Общецерковном докторском диссертационном совете проводятся защиты диссертаций на соискание ученых степеней доктора богословия и церковной истории. Можно отметить высокий научный уровень работ, представляемых к защите. Каждая из диссертаций является вкладом в развитие одной из отраслей церковной науки, соответствует критериям оригинальности и профессиональной компетентности, установившимся в светском научном сообществе.

В процессе совершенствования духовных учебных заведений есть и трудности. Приведу для примера статистику по выпускникам российских семинарий, включая очную и заочную формы обучения: только 48% выпускников бакалаврских программ и 63% выпускников магистерских программ успешно прошли в 2014/2015 учебном году выпускную итоговую аттестацию и получили дипломы. Остальные выпускники — в большинстве своем это заочники — получили лишь справку об окончании обучения. Это связано в том числе с тем, что для контроля над уровнем выпускных экзаменов и защитой квалификационных работ введена система дистанционного наблюдения. Представители Учебного комитета наблюдают за проведением всех без исключений экзаменов и защит работ: либо в режиме реального времени, либо в записи. Как следствие, подход к экзаменам стал более строгим. Таким образом, повышение качества образования в духовных учебных заведениях остается первоочередной задачей Учебного комитета и каждого епархиального архиерея.

Несколько слов о процессах, связанных с преобразованием духовных училищ. При подготовке к нынешнему Собору были собраны статистические сведения, касающиеся уровня образования духовенства. Из этих данных следует, что подавляющее большинство тех епархий, где более 60% духовенства не имеют семинарского образования, — это епархии, где нет семинарий, но есть училища. А вот духовенство тех епархий, где нет ни училищ, ни семинарий, не без трудностей, но всё же стремится повышать уровень образования. Это показывает, что, когда в епархии есть училище, закончившие его клирики не всегда стремятся получать семинарское образование, хотя бы заочно. Напомню, что 16 июля 2013 года Священный Синод, ознакомившись с предложениями Учебного комитета по совершенствованию системы духовного образования, в частности постановил следующее: «Духовным училищам, готовящим кадры духовенства, предоставить трехлетний срок для преобразования в духовные семинарии, либо в образовательные учреждения (центры), готовящие приходских специалистов в области миссии и катехизации, молодежной и социальной работы». Указанный в синодальном решении срок истекает в этом году. Все те епархии, которые до сих пор рассчитывали преимущественно на подготовку духовенства в расположенных на их территории училищах, постепенно лишатся этой возможности. Это особенно остро подчеркивает необходимость полноценного становления качественной системы дистанционного семинарского образования, либо иных форм обучения, позволяющих духовенству получать образование в удаленной форме. Прошу Учебный комитет продолжить работу в этом направлении.

 

В связи с темой духовного образования также обращу ваше внимание на принятые в межсоборный период во исполнение поручения Архиерейского Собора 2013 года решения в области распределения выпускников.

В 2015 году архипастыри, принявшие в начале февраля участие в Архиерейском Совещании, одобрили Временное положение о распределении выпускников духовных учебных заведений. Священный Синод утвердил этот документ в мае, а в октябре по итогам его апробации заменил на постоянное Положение о распределении выпускников духовных учебных заведений. В настоящее время в системе централизованного распределения участвуют выпускники шести духовных учебных заведений: Московской и Санкт-Петербургской духовных академий, Сретенской, Перервинской и Николо-Угрешской духовных семинарий, Православного Свято-Тихоновского богословского института. По итогам выпускных экзаменов 2014/2015 учебного года часть выпускников была переведена на следующие ступени обучения, к примеру из бакалавриата в магистратуру, а 127 человек были распределены в 71 епархию.

Можно признать, что первый опыт общецерковного распределения прошел успешно, что, впрочем, не исключает дальнейшего совершенствования механизма распределения.

Сложности в этом году возникли в связи с применением пункта IV.13 Положения о порядке распределения выпускников, согласно которому «епархии-реципиенты обязаны обеспечить выпускникам, распределенным к ним Комиссией, и ближайшим членам их семей достойные условия проживания, оплату проезда к месту несения послушания и заработную плату распределенным выпускникам на уровне средней заработной платы в данном регионе». Отдельные епархии нарушили указанную здесь норму.

Епархия, запрашивая выпускников, должна осознавать свою ответственность перед командированными людьми. Считаю недопустимым, когда епархия отказывается обеспечить перелет семьи выпускника, прибывающего для несения послушания на два года, и не предоставляет ему приемлемые жилищные условия и достаточный оклад. Если епархия по бедности не в состоянии выполнить упомянутое предписание Положения о распределении, то об этом следует честно написать в запросе на выпускников. В этом случае Комиссия по распределению будет подходить к вопросу индивидуально: например, выбирать для командировки в данную епархию монашествующих или целибатных выпускников. К сожалению, уже в истекшем году пришлось принять решение о перераспределении выпускников, направленных в одну епархию, в связи с невыполнением ею своих обязательств.

Комиссией были также зафиксированы случаи неподобающего поведения некоторых выпускников, которые требовали к себе повышенного внимания по месту распределения, вели себя надменно и, в конечном итоге, самовольно покинули те епархии, куда они были направлены. Один из таких выпускников в переписке с Комиссией назвал свое распределение «злополучным». Такое отношение к церковному служению ставит вопрос о готовности этих выпускников к принятию священства, которое по сути своей требует жертвенности и самоотдачи. Выпускники, направляемые в новоучрежденные и отдаленные епархии, должны понимать, что их миссией является помощь таким епархиям, и не требовать от них условий повышенной комфортности. У нас немного средств воздействия на выпускников, нарушающих условия распределения. Более того, они, как правило, сами приходят к выводу, что церковное служение не является их призванием. Вместе с тем нельзя исключать, что впоследствии они пожелают принять священный сан. В связи с этим прошу преосвященных архиереев обращать внимание на место и годы обучения кандидатов в священство. Если в будущем окажется, что кандидат был выпускником одного из ранее перечисленных духовных учебных заведений в 2015 году или позднее, и при этом он не имеет документа о прохождении им практики, необходимо обратиться за справкой в Комиссию по распределению. В случае выявления факта уклонения от командировки по распределению, условием хиротонии должно стать прохождение такой командировки.

 

Еще одной важной темой в сфере образования является подготовка помощников благочинных и настоятелей в сфере миссии, катехизации, молодежной работы, социальной деятельности.

Идея повсеместного введения в штаты таких сотрудников восходит еще к Архиерейскому Совещанию 2010 года, а соответствующее решение было принято Архиерейским Собором 2011 года. В настоящее время такие сотрудники имеются в большинстве епархиальных благочиний. На основании новой статистической системы, которая, напоминаю, пока охватывает только епархии России, мы можем сказать, что в 80% российских благочиний все должности помощников благочинных полностью замещены, а всего таких помощников трудится 5 322человека. Чаще всего эти помощники — совместители: таковыми являются все без исключения помощники благочинных в более чем половине епархий, а в остальных епархиях совместителей подавляющее большинство. Помощников благочинных, не являющихся совместителями, сегодня менее 10% от их общего числа. Следует заметить, что эффективность совместителей, за некоторыми исключениями, ниже тех, кто полностью посвящает себя этой работе. Поэтому везде, где это возможно, следует привлекать к этой важной работе людей, не связанных иными служебными обязательствами. В любом случае совмещение должностей не освобождает таких работников от необходимости получить специальные знания для несения своих послушаний.

С 2013 года был разработан комплекс документов, в частности образовательных стандартов, направленных на подготовку профильных работников. Эта система предполагает получение специального образования в течение двух или трех лет, в рамках особых программ при духовных учебных заведениях или других образовательных организациях. При Учебном комитете действует Межведомственная комиссия, в ведении которой находится эта система образования, и которая, в частности, дает церковное одобрение на реализацию упомянутых программ в образовательных учреждениях.

На конец 2015 года Межведомственной комиссией были одобрены заявки от 23 учебных заведений из 19 епархий. Из этих учебных заведений:

  • во всех ведется преподавание по профилю подготовки «Катехизическая деятельность»,
  • во всех — по профилю «Миссионерская деятельность»,
  • в 11 — по профилю «Молодежная деятельность»,
  • в 11 — по профилю «Социальная деятельность».

Всего обучение проходят 901 человек, из которых 148 слушателей, то есть 16% от общего числа, уже занимают штатную должность церковного специалиста. В связи с этим хотел бы обратить ваше внимание на важность трудоустройства на соответствующие должности выпускников и выпускниц этих программ. Сегодня, когда постепенно формируется в благочиниях и на приходах целый корпус профильных специалистов-мирян, наше отношение к ним должно быть таким же бережным, как к выпускникам семинарий — будущим священникам.

Осенью прошлого года было проведено анкетирование, в котором приняли участие 118 епархий. Согласно поступившим ответам, помимо системы образования профильных работников, подчиненной Межведомственной комиссии, в 53 епархиях имеются другие формы подготовки таких работников. Нередко речь идет о преподавании специальных знаний — в области миссии, катехизации, молодежной и социальной работы — в рамках существующих в епархиях «богословских курсов», обеспечивающих повышение квалификации духовенства или преподавание богословских знаний мирянам. Мы знаем, что уровень таких «богословских курсов» сильно отличается от епархии к епархии. Это одна из причин, почему эти курсы не учтены Межведомственной комиссией и не включены в ее систему образования профильных работников. В целом ряде епархий эти курсы не соответствуют тому образовательному уровню, который определен общецерковными документами. В других епархиях речь идет о достойных по содержанию образовательных программах, но которые по ряду формальных признаков, к примеру в связи с несовпадением по длительности обучения, не подходят под критерии Межведомственной комиссии.

Возникает серьезный вопрос, требующий нашего совместного обсуждения. С одной стороны, необходимо, чтобы люди, занимающиеся профильными направлениями деятельности, обладали необходимыми знаниями и навыками. Печально, когда сами профильные сотрудники или благочинные не мотивированы к тому, чтобы помощники благочинных получили достаточную подготовку. С другой стороны, высокая планка, заданная в общецерковных документах, неизбежно ограничивает число учебных заведений, могущих реализовывать систему образования профильных работников, подчиненную Межведомственной комиссии. В связи с этим эта комиссия предложила осуществить мониторинг уровня квалификации работников, уже находящихся на должностях, и одновременно разработать для них квалификационные требования, то есть документ, описывающий знания и навыки, которые необходимы для занятия соответствующей должности. Полагаю, что комиссии следует также проанализировать уровень образования, предлагаемый на уже существующих в епархиях курсах. Было бы полезным оценить, какие курсы можно интегрировать в единую общецерковную систему подготовки специалистов, без формального приведения их в соответствие с требованиями Межведомственной комиссии, а какие курсы являются слишком слабыми для этого и не могут считаться достаточными для подготовки помощников благочинных и настоятелей. Хотел бы выслушать ваши мнения по этому поводу.

 

Серьезного обсуждения требует епархиальнаямиссионерская деятельность в нашей Церкви. Архиерейский Собор 2013 года следующим образом описал это направление церковной работы: «В настоящее время миссионерская деятельность Русской Православной Церкви развивается в нескольких основных направлениях, хотя ими не исчерпывается. Это — миссия среди коренных народов, в том числе малочисленных, противосектантская деятельность и миссия, направленная на просвещение тех, кто уже крещен, но не воцерковлен, а также тех, кто, будучи некрещеным, относится к народу, исторически исповедующему православную веру».

К сожалению, выборочный анализ работы епархиальных миссионерских отделов показал, что большинство из них не имеют собственной повестки дня. Миссионерские отделы выполняют не специфические функции: некоторые работают в области религиозного образования, посещая школы, другие совпадают в своей деятельности с молодежными отделами, третьи трудятся в социальной сфере, взаимодействуя со светскими учреждениями социальной направленности. Проще говоря, в отсутствие ясно обозначенной «дорожной карты» епархиальные миссионерские отделы на местах занимаются тем, что для них понятно и доступно. Очень часто работа, проводимая епархиальными миссионерскими отделами, сама по себе достойна похвалы, поскольку их возглавляют неравнодушные священники, которым близко то, чем они занимаются. Тем не менее, возникают вопросы: насколько ясно руководители и сотрудники этих отделов представляют себе, чем должна быть миссионерская деятельность в епархиях? Понимают ли, чем она отличается от катехизической деятельности или деятельности в отдельных группах: среди молодежи, военных, заключенных, призреваемых социальных учреждений и иных группах?

 

Синодальной библейско-богословской комиссии было поручено подготовить к очередному Архиерейскому Собору проект Катехизиса Русской Православной Церкви. Как сообщил председатель Комиссии митрополит Волоколамский Иларион, подготовка текста в Комиссии завершена. Проведена огромная работа, в которой в качестве авторов, соавторов и рецензентов приняли участие ведущие богословы нашей Церкви. Текст одобрен на пленарных заседаниях Комиссии.

Редакционную работу над вспомогательным и справочным аппаратом Комиссия продолжит, однако на настоящем этапе подготовки Катехизиса первоочередной задачей становится его церковная рецепция. При этом, учитывая вероучительный статус и большой объем текста, его обсуждение не следует вести в публичном пространстве — в интернете, в блогах. Оно должно быть достаточно широким, но при этом — без неограниченной публикации еще не утвержденного проекта.

Предлагаю следующее решение. Текст Катехизиса будет передан для чтения постоянным членам Священного Синода Русской Православной Церкви, первоиерарху Русской Зарубежной Церкви и всем руководителям синодальных учреждений. Кроме того, текст будет направлен на отзыв в ведущие духовные школы: Общецерковную аспирантуру и докторантуру, Духовные академии, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Российский православный университет, а также те духовные семинарии, где реализуется магистерская программа. Преосвященные архипастыри, которые пожелают принять участие в рецензировании Катехизиса, смогут получить текст в Синодальной библейско-богословской комиссии по персональному запросу, который можно направить председателю Синодальной библейско-богословской комиссии. Прошу всех участников обсуждения соблюдать конфиденциальность.

Обсуждение Катехизиса в таком формате необходимо завершить к началу сентября: отзывы, поступившие после 1 сентября 2016 года, не смогут быть учтены.

По получении всех отзывов Синодальная библейско-богословская комиссия их тщательно проанализирует, внесет в текст необходимые поправки и представит готовый проект Священному Синоду. Решение о дальнейшей судьбе текста Катехизиса будет принимать Синод.

 

Не буду сегодня подробно останавливаться на вопросах развития церковно-государственных отношений в различных странах канонической ответственности нашей Церкви. Это тема для более подробного разговора на следующем Архиерейском Соборе. Примером того, как мы реализовывали указания Собора 2013 года о продолжении диалога и взаимодействии с государственными властями, является порой очень непростая, но результативная работа, связанная с изменениями в законодательстве России в 2015 году.

Так, в апреле 2015 года внесены изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, выводящие религиозные организации из-под действия ряда статей, не соответствующих их внутренним установлениям. Одновременно в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» внесены изменения, согласно которым вопросы участия учредителей и иных юридических или физических лиц в деятельности религиозных организаций определяются уставом или внутренними установлениями религиозных организаций.

Также в апреле были приняты поправки в уголовно-исполнительное законодательство, направленные на правовое закрепление механизма взаимодействия органов Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с ведущими религиозными общинами, на урегулирование статуса домовых храмов в учреждениях ФСИН, на обеспечение допуска священнослужителей к заключенным в целях совершения Таинств, а также на регламентацию передачи религиозным организациям объектов религиозного назначения, расположенных на территории учреждений ФСИН.

В июле в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» были внесены изменения, согласно которым обучение религии и религиозное воспитание не являются образовательной деятельностью и потому не подлежат лицензированию. С принятием данной поправки органы прокуратуры и иные государственные органы не будут требовать от воскресных школ получения лицензий на осуществление образовательной деятельности и проводить проверки.

В ноябре принят Федеральный закон от №341-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и иные законодательные акты Российской Федерации», изменяющий порядок контроля органов юстиции за деятельностью религиозных организаций. Закон вывел религиозные организации из-под действия ряда норм Федерального закона «О некоммерческих организациях», регулирующих вопросы контроля за деятельностью некоммерческих организаций и сдачи ими отчетности. В свою очередь, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» дополнен нормами, согласно которым отчеты в органы юстиции будут сдавать только те религиозные организации, которые финансируются из зарубежных источников. Остальные религиозные организации будут направлять в органы юстиции заявление с указанием на отсутствие зарубежных источников финансирования. Кроме того, новый закон существенно ограничивает возможности органов юстиции по проверке финансово-хозяйственной деятельности религиозных организаций. Такая проверка будет проводится в случае, если религиозная организация финансируется из зарубежных источников или если имеется информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации. Также новый закон ограничил перечень тех структур, у которых органы юстиции вправе получить информацию о финансово-хозяйственной деятельности религиозных организаций. Такая информация может быть получена исключительно у органов государственного контроля и надзора, в том числе у Росфинмониторинга, Федеральной налоговой службы, органов статистики. Банки и иные кредитные и финансовые организации исключены из данного перечня.

 

В завершение: несколько слов о взаимодействии со СМИ. Освященный Архиерейский Собор 2013 года подчеркнул необходимость качественной информационной работы как на общецерковном, так и на епархиальном уровне. Особого внимания требует работа со светскими СМИ. Присутствие информации о деятельности епархии и архипастыря в светском сегменте медиапространства — это один из показателей, по которым можно судить не только о вовлеченности представителей епархии в общественные процессы, но — нередко — и о готовности региона к церковно-общественному и церковно-государственному сотрудничеству.

При подготовке к нынешнему Собору был опрошен ряд епархий, имеющих хорошие результаты в информационном направлении. Их опыт показывает, что успех в этой сфере обусловлен заинтересованностью и вовлечением самих епархиальных архиереев в развитие сотрудничества со светскими СМИ. Архиереи этих епархий открыты и лично участвуют в продвижении церковной тематики в светский медиасегмент. Они регулярно встречаются с руководителями СМИ и журналистами, в том числе в полуофициальном формате, например, за чаепитиями или во время поездок. Нередко с главными СМИ региона заключены соглашения о намерениях.

По свидетельству опрошенных епархиальных пресс-служб присутствие епархии в СМИ усиливается, когда ясно определены ее спикеры, то есть когда журналисты знают, к кому можно свободно и почти в любое время обратиться за комментарием. Представители СМИ реагируют на активность руководителя информационного направления, на его анонсы и комментарии в социальных сетях, на личные контакты — звонки, встречи. Без такой живой деятельности формальные релизы епархиальных пресс-служб будут чаще всего вызывать лишь вялый интерес. Пресс-секретари или руководители информационных отделов в медийно успешных епархиях в полной мере посвящают себя этой работе и глубоко интегрированы в епархиальную жизнь. Они имеют возможность без неоправданных задержек получать информацию как от епархиальных отделов и благочинных, так и от самого архиерея, который доступен и по возможности оперативно реагирует на запросы не только журналистов, но и своих же информационных сотрудников.

На высокую цитируемость влияет участие архиерея в региональных телепроектах. По-прежнему большое значение имеют и печатные СМИ, особенно районные. Вместе с тем, даже в медийно успешных епархиях стоит проблема распространения через светские издания собственно слова Божия, учения Церкви. Чаще всего под эти цели выделяются колонки или эфирное время в преддверии праздников, причем материалы нередко готовятся самими редакциями и изложены в культурно-историческом ключе. Опыт показывает, что проповедовать в средствах массовой информации можно, к примеру, способствуя размещению публикаций о близких и понятных обывателю церковных проектах, особенно в области милосердного служения, или публикаций о людях, которые своей деятельностью или конкретными поступками являют пример христианской жизни в обычном обществе.

Наконец, ценен опыт ряда епархий, которые активно вовлекаются в соорганизацию светских мероприятий в области культуры, просвещения, социальной деятельности, или участвуют в таких мероприятиях. Благодаря этому средства массовой информации и в целом общество могут увидеть, что представители этих епархий являются просвещенными современными людьми с широкими взглядами, готовыми общаться с самыми разными собеседниками. Такая открытость способствует донесению слова Божия до всех тех, кто готов его услышать, но кому, по той или иной причине, оно еще не было проповедано в понятных и близких им словах.

 

2 февраля 2016г. Москва, Храм Христа Спасителя

По материалам www.patriarchia.ru

Скачать документ для печати лист 1, лист 2, лист 3, лист 4