БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ И МИЛОСЕРДИЕ В ЭМИГРАЦИИ 

Преп. Паисий Святогорец говорит: «Чтобы любовь возрастала, нужно её отдавать. Человек, который не отдаёт даже ту немногую любовь, что у него есть, словно держит в руке горсть семян и не хочет их посеять. Такой человек – лукавый раб, который скрыл талант. В зависимости от того, сколько любви ты отдашь, столько и получишь».

 «Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет» (Притч. 11,25), - читаем мы в Книге Притчей.

Благотворительность и милосердие были и остаются естественной потребностью и призванием каждой верующей души, будь то сестра милосердия, желающая следовать по стопам Христа, или человек, услышавший божественный призыв: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6,36).

Сегодня, в день памяти небесной покровительницы нашего сестричества милосердия св. мц. Татианы, мы бы хотели немного рассказать о русских женщинах, которые, оказавшись за рубежом, оставались верными этому христианскому призванию, занимаясь благотворительностью ради Христа.

Русские женщины зарубежом 

Русские эмигрантки, покинув Родину после революции, старыми женщинами, молодыми, детьми, и даже  родившиеся в изгнании, считали себя русскими, независимо от своей национальности и иностранного подданства. Они помогали своим соотечественникам, оказавшимся на чужбине в тяжелейших условиях  зачастую на краю гибели.

Фаина Иосифовна ЕЛЬЯШЕВИЧ 

Еврейка по происхождению, она приняла православие и отличалась глубоким пониманием сущности вероисповедания. Фаина Иосифовна помогала нуждающимся соотечественникам, пользуясь средствами мужа, профессора Ельяшевича. Образовав кружок помощи русским писателям и учёным эмигрантам, она сумела привлечь к этому делу многих. И делалось это так деликатно, что самолюбие измученных борьбой с нуждой людей не страдало.

У Ельяшевичей была усадьба во Франции. Согласно воле Фаины Иосифовны, после ее кончины усадьба перешла во владение общины сестёр. Там было устроено общежитие для больных русских. Несколько комнат было отведено под обитель сестёр милосердия, а остальное предоставлено пансионерам этой общины. В этой обители скончался Иван Шмелёв. Его привезли на автомобиле в Сочельник, устроили в комнате над церковью, и он мог слышать Рождественскую Всенощную, во время которой и скончался.

Вера Сергеевна МАЛЫШЕВА 

Вера Сергеевна окончила в Петербурге Василеостровскую гимназию и Высшие Бестужевские курсы, работала в области геологии и почвоведения. Во время Первой Мировой войны Вера Сергеевна была сестрой милосердия. После революции эмигрировала с отчимом, матерью и четырьмя братьями в Париж, где стала работать по своей специальности и скоро приобрела известность. За одну из своих работ она получила премию от французской Академии наук. Кроме того, она помогала своему отчиму в устройстве русской эмигрантской молодежи в высшие учебные заведения. Вера Сергеевна давала уроки и чем могла помогала русской учащейся молодежи в Париже. Во дворе дома, где помещался в те времена так называемый Федоровский комитет, при большом участии Веры Сергеевны была устроена церковь. Помогала она и устройству церкви при русском кладбище в Сент- Женевьев-де-Буа под Парижем, где она и покоится.

МАТЬ МЕЛАНИЯ

Мать Мелания – основательница женского православного монашества во Франции. 

После окончания Высших женских педагогических и фельдшерских курсов работала учительницей в земской школе, вышла замуж за полковника инженерных войск Ф. А. Лихачёва. Екатерина Любимовна была сестрой милосердия на фронтах Японской и Первой мировой войн.

Она рано овдовела, сын погиб во время первой Мировой  войны. Монашество она приняла в эмиграции и посвятила себя деятельному служению церкви, помогая русским эмигрантам. Она открыла общежитие в доме при церкви в Аньер, пригороде Парижа. Понемногу вокруг матери Мелании образовалась община, и она перевела ее в Розэ ан Бри, в часе езды от Парижа. Там был нанят большой дом, в котором помещалась эта община сестёр и комнаты для старых русских женщин. В нижнем этаже находилась церковь. Община была небольшая, но летом наезжало много пансионеров, и мать Мелания нанимала комнаты в другом доме по соседству. О своих пансионерах она очень заботилась, пища была хорошей и обильной, комнаты большими и чистыми, все были довольны. Обитель часто навещали лица духовного звания. В матери Мелании не было ничего слащавого, никакой деланной набожности, она была глубоко верующей, но считала, что «вера без дел мертва есть», и делала, что могла, для помощи ближнему. Хорошо разбираясь в людях, она  видела их слабости и ко многому относилась с юмором. Была она высоко образована. Беседовать с ней было очень интересно.

МАТЬ МАРИЯ (Скобцова) 

 

Не секрет, что личность матери Марии вызывает дискуссии. В частности, критике подвергаются ее публицистические высказывания о монашестве, спорными являются ее богословские мнения. Тем не менее, яркой стороной жизни этого человека было подлинное сострадание и милосердие к ближним.

Елизавета Юрьевна Пиленко   (так звали мать Марию в девичестве) родилась в 1891 году в Риге. Детство и отрочество она провела в Анапе и в Крыму в связи с назначением отца Ю.Д. Пиленко директором Императорского Никитского ботанического сада и училища садоводства и виноделия.

 В 1906 г. семья переехала в Петербург. В 15 лет она знакомится с Александром Блоком, посвятившим ей стихотворение «Когда вы стоите на моём пути». В восемнадцать лет она выходит замуж за Дмитрия Кузьмина-Караваева, молодого юриста, который вводит ее в литературные круги. В начале 1913 года Елизавета и Дмитрий расходятся. Богемные литературные собрания отходят на второй план, молодая женщина продолжает свой путь в поисках веры. По благословению правящего митрополита Петербургского она — первая женщина, закончившая богословские курсы при Духовной Академии и успешно сдавшая экзамены.

Ещё в детстве она познакомилась со знаменитым обер-прокурором Священного Синода Константином Петровичем Победоносцевым, понявшим глубину ее личности и ставшим ее мудрым наставником, и другом. Однажды молодая девушка пришла к Победоносцеву с волнующим вопросом: «Что есть истина?». Ответ Победоносцева был таков: «Истина в любви, конечно. Но многие думают, что истина в любви к дальнему. Любовь к дальнему — не любовь. Если бы каждый любил своего ближнего, настоящего ближнего, находящегося действительно около него, то любовь к дальнему не была бы нужна. Так и в делах: дальние и большие дела — не дела вовсе. А настоящие дела — ближние, малые, незаметные. Подвиг всегда незаметен. Подвиг не в позе, а в самопожертвовании, в скромности…». Эти слова оказались семенами, павшими на благодатную почву и давшими удивительные плоды. Оказавшись в эмиграции в Париже она, став разъездным секретарём Русского Студенческого Христианского движения, оказывала духовную и социальную помощь русским эмигрантам, рассеянным по всей Франции.

Биография этой женщины насыщенна. Когда разразилась революция, Елизавета Юрьевна примкнула к партии социал-революционеров. В 1918 году, в разгар гражданской войны, она живет со своей матерью и дочерью в Анапе, где находится в центре политических событий и в конце концов становится городским головой. Когда город захватили белогвардейцы, ее арестовали, обвинив в сотрудничестве с местными советами. На благополучный исход судебного дела во многом повлиял Даниил Ермолаевич Скобцов, атаман кубанского казачества.  Вскоре после суда Елизавета стала его женой. Через некоторое время семья была вынуждена эмигрировать через Константинополь и Сербию в Париж. В 1926 году умерла от менингита её младшая дочь Анастасия. Потрясенная горем, Елизавета Скобцова пережила духовное перерождение и открыла для себя новый смысл жизни в служении людям во имя Бога. С 1927 года она стала активным деятелем движения. В качестве разъездного секретаря путешествовала по Франции, посещая русские эмигрантские общины, выступала с лекциями, докладами, публиковала заметки о тяжёлой жизни эмигрантов. Заочно окончила Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже.

1932 год. Поиск Истины приводит Елизавету Юрьевну к решению принять монашеский постриг…  Митрополит Евлогий (Георгиевский), глава православных русских приходов в Западной Европе, находит каноническое разрешение, допускающее развод, если один из супругов жаждет вступить на монашеский путь. Елизавета становится матерью Марией.

1935 год. По инициативе монахини Марии было создано благотворительное и культурно-просветительское общество «Православное дело», куда вошли Николай БердяевСергей Булгаков, Георгий Федотов, Константин Мочульский. В июле 1935 года старшая дочь Марии (Скобцовой) Гаяна уехала в СССР и 30 июля 1936 года скоропостижно умерла в Москве.

Будучи уже в постриге, она приобрела полуразрушенный дом на улице Лурмель, где находили приют семьи, не имеющие средств к существованию, а также  душевнобольные, безработные, бездомные.  Позднее основала организацию «Православное дело», которая развернула широкую социальную деятельность: создала два общежития для бедных, дом для выздоравливающих туберкулёзных больных, открыла приходскую школу, курсы псаломщиков, миссионерские и лекторские курсы, издавала журнал.

Вспоминает близкий друг матери Марии Константин Мочульский: «Мать все умеет делать: столярничать, плотничать, малярничать, шить, вышивать, вязать, рисовать, писать и вышивать иконы, мыть полы, стучать на машинке, стряпать обед, набивать тюфяки, доить коров, полоть огород. Она любит физический труд и презирает белоручек. Еще одна черта: она не признает законов природы, не понимает, что такое холод, по суткам может не есть, не спать, отрицает болезнь и усталость, любит опасность, не знает страха и ненавидит всяческий комфорт — материальный и духовный».

Во время нацистской оккупации Парижа общежитие монахини Марии стало одним из штабов Сопротивления. В июне 1942 года, когда нацисты проводили массовые аресты евреев в Париже для последующей отправки в Освенцим, монахине Марии удалось тайно вывезти четырёх еврейских детей в мусорных контейнерах. Это общежитие стало убежищем для евреев и военнопленных. Мать Мария и о. Димитрий Клепинин выдавали евреям фиктивные свидетельства о крещении, которые помогали их освобождению.

 8 февраля 1943 года гестапо арестован её сын Юра - участник «Сопротивления».

 9 февраля 1943 года арестована   мать Мария и отправлена в концлагерь Равенсбрюк.

 6 февраля 1944 года Юрий Скобцов погиб в концлагере Дора («филиал» Бухенвальда).

31 марта 1945 года в страстную пятницу мать Мария была казнена в газовой камере Равенсбрюка за неделю до освобождения лагеря Красной армией.

 Канонизирована Константинопольским патриархатом как преподобномученица 

6 января 2004 года.

Великая Княгиня Ольга Александровна


 Детство младшей дочери императора Александра III, хотя и протекало во дворцах, было подчинено строжайшей дисциплине и размеренному порядку. Воспитатели и няни следовали установке императора: "Мне не нужен фарфор. Мне нужны нормальные, здоровые русские дети."

С малых лет великая княжна любила простых русских людей - крестьян, казаков, солдат, матросов. Позже в своем имении Ольгино в Воронежской губернии она еще ближе познакомилась с жизнью народа, с простыми человеческими радостями и нуждами. Ольга Александровна обустроила местную школу и часто навещала созданный ею деревенский госпиталь, учась у врача азам лекарского дела и помогая ему.

Ольга Александровна лично покровительствовала более чем сотне учреждений и организаций, в основном, благотворительных: детским приютам, больницам, богадельням, женским курсам. Большую помощь оказывала неимущим художникам, поскольку и сама была талантливым живописцем. Она старалась помочь каждому нуждающемуся, насколько хватало ее личных сил и средств.

Будучи шефом Ахтырского полка сразу после начала I Мировой войны Великая Княгиня вместе с ахтырцами отправилась на фронт, где на её средства были организованы санитарные военные поезда, а также Первый Евгеньевский госпиталь. Она трудилась сначала простой сестрой милосердия. После обретения опыта решилась возглавить госпиталь. Ольга Александровна не брезговала выполнять в госпитале самую тяжелую и грязную работу. «Совсем времени нет выходить на воздух, — писала она в одном из своих писем. — Вчера 8 часов перевязывала, а третьего дня 10 с половиной часов работали и только наскоро проглатывали свою еду во внеурочные часы. Я люблю, когда много-много работы».

Однажды Великая Княгиня посещая свой полк и, обходя окопы, попала под обстрел австрийской артиллерии. Ее бесстрашие и умение оказывать помощь раненым очень пригодились. За проявленную храбрость Ольгу Александровну наградили Георгиевской медалью, которую ей вручил генерал барон Карл Густав Маннергейм (впоследствии маршал и президент Финляндии).  Великая Княгиня, обладая удивительной скромностью, считала, что она ничего героического не совершила и сразу по вручении положила медаль в карман. Только после просьб и уверений офицеров, что, награждая шефа полка, награждают и весь полк, великая княгиня согласилась эту медаль носить.

Еще в апреле 1903 года 22-летняя Великая княгиня познакомилась с ротмистром лейб-гвардии Кирасирского полка Николаем Александровичем Куликовским. Ольга и Николай ждали 13 лет. В 1916 г. государь Николай 11 дал разрешение на неравный брак между великой княгиней, своей сестрой, и нетитулованным офицером. 4 ноября 1916 года в госпитальной церкви совершилось венчание. В этом браке родилось двое сыновей. 

В 1920 году семья Куликовских-Романовых вынуждена была покинуть Родину и через Сербию уехала в Данию. Дом великой княгини в Дании со временем стал своеобразным центром русской колонии. Тогда Ольга Александровна много занималась живописью, ее картины выставлялись не только в Дании, но и в Париже, Лондоне, Берлине. Все средства, вырученные от выставок и продажи картин, шли на благотворительность. Но иконы, написанные Ею, никогда не продавались - она их неизменно дарила Христа ради. 

 Рисовала Ольга Александровна всегда. Живопись ее наполнена светом и жизнеутверждающими красками, несмотря на тяжкие жизненные испытания. Для Ольги Александровны мир всегда был проявлением Божией любви. Все ее работы воспевали Бога Творца.

Во время нацистской оккупации Дании Ольга Александровна с опасностью для жизни передавала в лагеря для голодающих русских пленных продукты и другую помощь. Война окончилась, но русским людям легче не стало: советские власти стали преследовать своих военнопленных и насильно депортировать в СССР. И опять великая княгиня делает все, что в ее силах, чтобы помочь несчастным, находившим приют в ее доме, откуда их потом тайно переправляли в Южную Америку. Опасность расправы со стороны сталинского режима стало причиной переезда семьи Куликовских-Романовых за океан.

Ольга Александровна и католический епископ Дании обвинялись как главные сообщники, помогающие "врагам народа" бежать от "праведного" отмщения. Стало ясно, что семью Великой Княгини не сможет защитить даже королевская фамилия Дании. Так Ольга Александровна оказалась в Канаде, где продолжала труды благотворительности до конца своих дней.

Благотворительный Фонд помощи России имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны продолжает традиции ее милосердного служения и любви.

 В 2005 г. Ольга Николаевна Куликовская-Романова (жена младшего сына Ольги Александровны – Тихона), председатель Фонда имени великой княгини Ольги Александровны, посетила наш город с выставкой картин августейшей художницы. В этот приезд Ольга Николаевна посетила и наш храм  Державной иконы Божией Матери, познакомилась со служением Сестричества милосердия во имя святой мученицы Татианы. Фонд Ея Императорского Высочества Великой княгини Ольги Александровны взял Сестричество под свое покровительство. Сестры милосердия получили право носить на своих облачениях вензель великой княгини и в своем служении следовать девизу Ольги Александровны: «Быть, а не казаться!».

 

Однажды у преп. Паисия Святогорца спросили: «Как я могу проявить любовь?». «Проявить любовь? – переспросил он - В нас есть любовь. Настоящая любовь сама извещает о себе другого человека без показных выражений. Любовь – это значит выслушать с состраданием чужую боль. Любовь – это значит сострадательный взгляд и слово, сказанное человеку в тяжёлую минуту. Любовь – это значит разделить его горе, упокоить в трудностях. Любовь – это значит принять от него грубое слово. Всё это полезнее многих слов и показных выражений». Мы слышим в словах святого, что любовь может проявляться по-разному, порой, казалось бы, очень просто, но в этой простоте – большая ценность.

Сёстры милосердия и другие  женщины-христианки служили и благотворили за рубежом очень по-разному, в зависимости от своих склонностей, способностей, образования, обстоятельств жизни. Иногда их служение было «масштабным», а иногда - более чем скромным на вид, однако приносило немалую пользу и утешение другим. И они не смущались этой внешней скромностью, капля по капле наполняя реку милосердного служения Церкви Христовой. Благодаря этому служению обогащалась не только Церковь, расцветали и их собственные души, ведь, говоря словами священника Александра Ельчанинова: «Кто дает волю доброму движению своего сердца, тот обогащается прежде всего сам - в его душу входят светлая, целительная сила, радость, мир, врачующие все болезни и язвы нашей души».